21:29 

Huan Manuel Fanxio
Мы гуляем с Оззи Осборном по центру Москвы. Я почти ничего не знаю об этом парне. Я толком никогда не слушал его музыку (да, я знаю, что он музыкант, что он князь тьмы, и что он откусывал головы летучим мышам; что-то ещё про чёрную субботу), но мне приятно находиться в его компании. Он отличный парень. Несмотря даже на то, что как все порядочные рок герои, давно уже умер.
-I’m still alive!, - доносится до меня его бормотание.
-Да, дружище, - отвечаю, - ты всегда будешь жить в наших сердцах.
Тверская улица, начало сентября. С самого утра идёт мелкий дождь. Зонт я забыл дома, но это ничего. Я люблю дождь. Оззи недовольно морщится. Капли попадают ему в глаза и в открытый рот. Похоже, ему не очень нравится погода. Или он просто обязан быть недовольным, как князь тьмы? Я же не знаю, как он вообще вёл себя в повседневной жизни. Любил ли он дождь, пока был жив? Сейчас, вроде, морщится. И тянет опять это своё «I’m still alive». Протяжно так скрипит. Да – да, друг, я не буду с тобой спорить. Лучше давай зайдём куда-нибудь, выпьем кофе. На улице тебе явно не нравится.
Мы заходим в первое же место, где можно закинуть в себя дозу кофеина, которым оказывается «циферблат». Нам улыбается девушка за стойкой.
-Привет, - говорю я, - Меня зовут Говорун.
-Привет, Говорун, - улыбается она, - Привет, Оззи.
Мой спутник молча смотрит на неё с открытым ртом. Он вообще почему-то предпочитает держать его открытым. Выглядит он, конечно, несколько комично. Но над покойниками смеяться – грех, поэтому я просто заказываю нам по кофе, и мы садимся в кресло у окна с видом на Тверскую.
Я сижу, и думаю о том, что Тверская – это начало трассы М10, которая ведёт в Санкт-Петербург; и если выйти на улицу, и долго-долго, прямо-прямо по ней идти, то придёшь прямо в культурную столицу.
О чём думает Осборн?
-Оззи, - обращаюсь я к нему, чтобы нарушить несколько затянувшееся молчание, - означает ли твоя фамилия, что ты родился в стране Оз?
Мой спутник отвечает мне что-то вроде «Osborne, not Ozzborne, moron!».
-Ну, прости, по-русски все говорят «Озборн».
В течение следующих пятнадцати минут мы в тишине пили кофе, и смотрели, как машины несутся по дороге в сторону Санкт-Петербурга. То есть я выпил оба капучино, Оззи почему-то не захотел пить свой. Распрощавшись с улыбчивой девушкой-баристой, мы выходим из «циферблата». Дождь уже кончился, и на улицы начал потихонечку просачиваться уютный осенний вечер.
Не будучи в курсе, как мой спутник относился к алкоголю, я выруливаю по дворам и переулкам в одно полуподвальное заведение с приемлемыми ценами. Здороваюсь с охранником, который уважительно приподнял брови при виде моего компаньона. Мы плюхаемся за барную стойку, и я заказываю нам виски. Оззи морщится всё так же, в его глазах видна обречённость. На сцене ковыряется подростковая гаражная группа из разряда тех, у которых в репертуаре есть две с половиной своих весьма посредственных песни, и пару дюжин чужих; и которые выступают на сцене клуба только потому, что басист является племянником управляющего. К тому моменту, как перед нами поставили рокс с односолодовым, эти ребята как раз заиграли вступление к «dreamer». Я чуть не поперхнулся своим заказом, а мёртвый князь тьмы обронил нечто, что в переводе может означать примерно «ох ++++ый ты ж на ++й». Однако, я не мог отметить, что впервые за вечер он проявил к чему-то интерес, выразил какие-то эмоции. И пока ребята на сцене распевали на басурманском языке о том, какие они мечтатели, я понял, что, наверное, Осборну всё-таки приятно. Его можно понять. В подвале полулегального притона, в занюханном северном городишке, в стране, где ничего нет, кроме снега, медведей и нефти, играют его музыку. Это значит, что Оззи прожил не просто так. Хоть и паршиво играют, но что-то это да значит.
-Хороший ты был парень, Оззи, - расчувствовавшись после третьего виски сообщаю я ему.
-I’m alive, idiot, - стоит на своём рок-звезда.
Я как-нибудь выложу нашу общую фотографию. Мы там такие красавчики.


@музыка: Ozzy Osborne "Dreamer"

URL
   

Писанина

главная